Митрополит Климент: Кто спасется?

Находясь в трудной ситу­ации, че­ло­век всег­да од­но­го же­ла­ет – спас­тись. Хрис­тиа­нин, ког­да он осоз­на­ет, что сог­ре­шил, же­ла­ет очис­тить­ся че­рез по­кая­ние в сво­ем гре­хе, что­бы нас­ле­до­вать спасение в вечной жизни. Мартин Лютер так страстно желал спасения, так боялся попасть в ад, что молился часами напролет, применял к себе всяческую суровую аскезу, ужасался, что не спасется. В конце концов, он надорвался в своих подвигах, не выдержал напряжения, в котором он оказался и… впал в заблуждение.

Это пример неправильного духовного поведения, которое не ведет к истине и спасению. Но и наши современники, может быть, не в такой яркой форме, но тоже порой мучаются подобными вопросами: достижимо ли для простого верующего человека спасение? Или оно – для избранных святых, которые совершают великие подвиги?

Неужели надо без конца умолять Бога о том, чтобы Он даровал нам спасение? Считать себя перед Ним ничтожеством, или, как говорит пророк Давид в 21 псалме, «червем», «поношением у людей», осознавать себя достойным всяческих кар и геенны огненной? Только тогда Господь смилуется и пожалеет? С такой точки зрения Бог представляется Тем, кто людей не любит и спасать их не хочет, может сделать с ними все, что угодно, послать любые скорби и неприятности.

Но что в данной постановке вопроса неправильно? Тут неверно само представление о Боге. Бог, напротив, любит всех и хочет, «чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим. 2: 4), и об этом в Священном Писании говорится постоянно. Другой вопрос, что мы, будучи людьми грешными, сами отвергаем этот дар Божий, отвергаем Бога, который хочет нас спасти. Ведь когда человек грешит, он отдаляется от Бога. И если человек при этом все же стремится к Богу, любит Его и видит свои грехи, то он просит Бога о том, чтобы Он помог ему избавиться от этих грехов, потому что святость и грех, добро и зло несовместимы, но Бог любит грешника.

И поскольку у самого человека не получается справиться со своими грехами, то он просит об этом Бога. А в какие поэтические формы все это облекается – не суть важно, они могут быть разные. Но давайте вернемся к словам пророка из 21 псалма, которые приводили выше: «Я же червь, а не человек, поношение у людей и презрение в народе» (Пс. 21: 7). Это место и последующие стихи мессианские. В них псалмопевец говорит не от лица человека, а от лица Самого Господа. Речь – о смирении Бога, Который становится Человеком ради нас, о том, что Он будет поносим, мучим и поруган от людей. Есть и такое объяснение: «как червь рождается без соития, так и Господь был зачат без семени. Однако и для диавола Он послужил приманкой, как червь: диавол заглотил Его плоть, как червя, и напоролся на Божество… Но еще и в нас Он становится червем, всякий раз как мы грешим, ибо тогда Он изобличает и угрызает нашу совесть» (объяснение преподобного Максима Исповедника).

Когда мы обращаемся к Богу с покаянием, мы просим Его не о том, чтобы Он помог нам «по блату» избежать ада и проскользнуть в Царство Небесное, а о том, чтобы Он помог нам исправиться. Чтобы помог нам не выскользнуть из Царства Небесного своими грехами. Святые отцы часто приводят такой образ: Господь влечет нас в Свое Царство самыми разными способами, обстоятельствами, чудесами, даже страданиями, когда иначе не получается, а мы самыми разными способами упираемся, сопротивляемся изо всех сил.

В Литургии Иоанна Златоуста, в первой Евхаристической молитве, читаем: «Ты от небытия в бытие нас привел еси, и отпадшия возставил еси паки, и не отступил еси вся творя, дондеже нас на небо возвел еси». Смысл этих слов в том, что мы благодарим Бога не только за то, что Он привел нас из небытия в бытие, но вновь восставил нас, отпадших от Него и не отступил от нас до тех пор, пока не возвел нас на Небо и не даровал нам будущее Царство. «Благодарим… о всех, ихже вемы, и ихже не вемы, явленных и неявленных благодеяниих бывших на нас» – о тех, которые мы видим, о которых знаем, и о тех, о которых даже не догадываемся – обо всем этом мы благодарим Бога.

Мы же не знаем, к примеру, что в течение текущего дня мы трижды могли умереть, если бы Господь нас не держал, потому что мы еще не готовы перейти в Царство Божие. Потому что еще идет в нашей жизни процесс выбора: мы решаем главный для себя вопрос: с кем мы, в конце концов, останемся, с Богом или с дьяволом? Под чьи знамена станем? Бог как раз ведет нас в Царство Небесное всеми возможными путями, и делает все, чтобы мы стали святыми, чтобы смогли войти в Царство Небесное, стать его гражданами. Бесы тоже не дремлют. Но выбор всегда остается за самим человеком.

Через Таинство крещения мы приобретаем потенциальную святость: входим в Церковь, соединяемся с Богом, освящаемся. И если не отходим от Церкви, регулярно участвуем в богослужениях, причащаемся Святых Христовых Таин, то мы – с Богом. А дальше Бог так ведет нас через разные обстоятельства нашей жизни, чтобы сделать нас святыми актуально, чтобы мы очистились от греха и достигли святости. И Господь от нас не отстает, пока не сделает нас таковыми. Ради этого человеку может быть послано испытание, или скорбь, или болезнь – если ему это будет полезно и будет служить лекарством его больной душе.

Как-то раз, к преподобному старцу Паисию привезли на инвалидной коляске парализованного человека. Его родственники надеялись, что больной исцелится по молитвам святого старца. А тот обнял скрюченные ноги больного, стал целовать их и приговаривать: «Ножки вы, больные ножки! Ведь они приведут тебя в рай, а ты этого не понимаешь… Послушай меня, сынок. Бог не хочет, чтобы ты когда-нибудь выздоровел. Твое состояние будет все хуже и хуже. Но знай: те люди, которые собираются вокруг тебя и тебе служат, спасают таким образом свои души. Оказывая помощь тебе, они получают помощь сами, хотя этого не понимают. Так ты становишься средством спасения душ. Бог хочет от тебя именно этого!»

Источник: Калужская Митрополия